Фамилия Ширануи ДН
Страница 0: Правила пользования

Страница 1: Послание (часть первая)
Иллюстрация к первой главе (688х1000, 300 кб)

Теперь это называют достаточно помпезно - "Лос-Анджелесские убийства ББ", - но тогда, в разгар самих событий, пресса предпочитала менее впечатляющие, хоть и зловещие названия вроде "Дело о Вара Нингё" или "Дело о запертых комнатах". Не сомневаюсь, что они очень раздражали Бейонда Бёздея, виновника событий, но, честно говоря, вполне точно описывали происходящее. Так или иначе, на следующий день после третьего убийства, 14 августа 2002 года, в 8:15 по местному времени агент ФБР Мисора Наоми только что проснулась в собственной кровати. Она была одета в чёрные кожаные брюки и такую же куртку, но ошибкой было бы предположить, что она регулярно спала в такой "пижаме". Ночью Наоми несколько часов колесила по округе на мотоцикле в тщетной попытке снять стресс, а когда наконец вернулась домой, сразу провалилась в сон, не озаботившись принять душ или хотя бы раздеться. Мисора ныне известна широкой общественности как человек, в итоге раскрывший "Лос-Анджелесские убийства ББ", хотя на тот момент она была временно отстранена от должности агента ФБР. Официально Мисора числилась в отпуске - но только потому, что совершенно не могла противостоять давлению со стороны начальства и сотрудников. Отстранение, отпуск, летние каникулы - думаю, не стоит углубляться в причины её освобождения от выполнения обязанностей. Достаточно того, что это происходило в Америке, а Наоми была женщиной, японского происхождения, к тому же превосходным агентом в такой большой организации как ФБР... Несомненно, некоторые коллеги были о ней высокого мнения, и именно поэтому Мисоре удавалось успешно работать на бюро всё это время; однако месяц назад, как раз перед Лос-Анджелесскими убийствами, она допустила грубую ошибку - настолько грубую, что ей самой трудно было в это поверить, - которая и стала причиной её нынешнего положения.
Такую проблему не решишь, просто разъезжая по ночам на мотоцикле.
Мисора всерьёз задумывалась: может быть, ей стоит подать в отставку, забыть о деле всей своей жизни и вернуться в Японию? Безусловно, она устала от канители, сопровождавшей её работу, но ещё больше Мисору тяготило чувство вины за совершённую ей ошибку, мёртвым грузом осевшее на её плечах. Даже если бы окружающие не давили на неё - хотя это было маловероятно, - Наоми сама бы подала прошение о временном отстранении.
Или даже об отставке.
Мисора медленно села на постели, намереваясь пойти в душ и освежиться, и заметила, что стоящий на столе ноутбук почему-то работает. Она не помнила, как включила его - в конце концов, она ведь только что встала. Неужто она запустила его вчера ночью, а затем заснула? Такого Наоми не припоминала, но работающая экранная заставка исключала другие варианты. Хотя, если ей хватило сил включить ноутбук, то их хватило бы и чтоб раздеться, не правда ли? Мисора стянула с себя одежду, сразу почувствовав себя лучше, выбралась из кровати, дошла до стола и "разбудила" ноутбук, пошевелив мышкой. Её замешательство только усилилось: почтовая программа была запущена и мигала иконкой нового сообщения. Одно дело заснуть при включённом компьютере, совсем другое - прямо во время проверки электронной почты. Теряясь в догадках, Мисора щёлкнула на "Входящие" и обнаружила там одно новое сообщение от Рея Пенбера, своего парня, по совместительству агента ФБР. Он был наиболее ярким примером тех самых коллег, что высоко оценивали её работу (хоть это и не мешало ему каждый раз, когда что-то случалось, просить Наоми перевестись в менее опасный отдел). Её отпуск практически закончился, и это вполне могло быть деловое письмо, так что Мисора просто открыла сообщение...

Уважаемая Мисора Наоми,
Прошу прощения, что использую такой способ связи с Вами.
Я хотел бы попросить Вашей помощи в расследовании одного дела. Если Вы согласны содействовать мне, пожалуйста, подключитесь к третьему блоку третьего раздела на сервере Фанни Диш 14 августа в 9:00. Линия будет открыта ровно пять минут (пожалуйста, разберитесь с фаерволлом собственными силами).
L
PS: Я воспользовался адресом Вашего друга, чтобы связаться с Вами - это был самый простой и безопасный путь, так что извините меня. Вне зависимости от того, решите Вы мне помогать или нет, этот компьютер следует уничтожить в течении 24 часов после прочтения сообщения.


Озадаченная Мисора сразу же перечитала послание и ещё раз проверила имя автора.
L.
Пусть она и была временно отстранена от дел, но всё равно оставалась агентом ФБР, и не узнать это имя было бы для неё непростительно. Мисора задумалась, не мог ли Рей Пенбер или кто-то другой просто подшутить над ней, но быстро отвергла эту идею - слишком уж трудно было поверить, что кто-то имел наглость подписаться так. L никогда не раскрывал инкогнито, но Наоми не раз слышала страшные истории о том, что произошло с детективами, выдававшими себя за L. Скорее всего, никто бы не рискнул воспользоваться его именем, даже в шутку.
Так что...
"Чёрт побери", - проворчала она и всё-таки пошла в душ, чтобы наконец смыть усталость прошлой ночи. Затем высушила волосы и заварила себе кофе.
На самом деле, она только делала вид, что размышляет, принять или нет предложение L - у неё просто не было выбора. Разве может агент ФБР, особенно из низших чинов, отклонить просьбу L? Впрочем, в тот момент мнение Мисоры о великом детективе было не слишком благоприятным, и сейчас она просто тянула время, чтобы смириться с отсутствием альтернативы. Учитывая характер Мисоры, её было легко понять: очевидно, ноутбук был включён потому, что его взломал L, и теперь ей придётся уничтожить купленный всего месяц назад компьютер, что совсем её не радовало.
"Я, конечно, не возражаю... Нет, я возражаю, но..."
У неё действительно не было выбора.
В 8:50 Мисора устроилась перед ноутбуком, которому оставалось жить уже меньше двадцати трёх часов, и начала выполнять инструкции L. Она не была экспертом по взлому компьютерных систем, но основам обучали всех агентов ФБР.
Когда она успешно подключилась к серверу, экран засветился белым. Мисора было насторожилась, но на дисплее возникла вычурная буква L, и это её успокоило.
- Мисора-сан, - после короткой паузы из динамиков прозвучал явно синтетический голос - но любое бюро расследования признавало его как голос L. Наоми уже доводилось слышать его, но никогда раньше великий детектив не обращался к ней лично. Это было немного странно, всё равно что слышать своё имя по телевизору - хотя у неё и не было подобного опыта, но примерно так Мисора себе это представляла. - Это L.
"Привет", - собиралась ответить она, но сообразила, что это бессмысленно, ведь ноутбук не был оснащён микрофоном, и её слова не могли достигнуть ушей L.
Вместо этого она напечатала: "Это Мисора Наоми. Для меня большая честь разговаривать с Вами". Если связь достаточно стабильна, он получит её сообщение.
- Мисора-сан, известно ли Вам о расследовании Лос-Анджелесских убийств, которым сейчас занимается полиция?
Не обратив внимания на её слова, L сразу приступил к делу - вероятно, потому, что этот сеанс связи необходимо было закончить до 9:05, но такое отношение задело Наоми. Будто изначально было понятно, что она согласится сотрудничать - пусть это и правда, но подобный подход уязвил её гордость. Мисора напечатала ответ, в раздражении громко стуча пальцами по клавиатуре:
"Я не достаточно квалифицирована, чтоб отслеживать расследования всех убийств, которые происходят в Лос-Анджелесе".
- О? А я - достаточно.
Он не только передразнил её тон, но ещё и похвастался.
А затем продолжил:
- Я говорю о серийных убийствах; третья жертва была найдена вчера, и, думаю, она будет не последней. В новостях HNN это называли "Дело о Вара Нингё".
"Дело о Вара Нингё?"
Мисора не слышала о таком: во время своего отстранения она нарочно избегала подобных новостей. Наоми жила в Японии вплоть до школьного выпуска, так что словосочетание "Вара Нингё" было ей знакомо, хоть на английском оно и звучало немного странно.
- Я собираюсь раскрыть это дело, - сказал L. - Нужно задержать преступника. И мне необходима Ваша помощь, Мисора-сан.
"Почему я?.." - напечатала она, стараясь, чтоб это прозвучало двузначно: "Почему именно я?" или "Почему я должна Вам помогать?", но L, не раздумывая, выбрал первый вариант и в этот раз ответил без колкостей:
- Разумеется, потому, что Вы опытный следователь, Мисора-сан.
"Я сейчас отстранена от должности..."
- Я знаю. Но так ведь даже удобнее.
Он упомянул три жертвы.
Конечно, смотря кто эти жертвы, но, судя по тому, что сообщил ей L, дело ещё не приобрело размах, при котором бы потребовалось вмешательство ФБР. Наоми могла бы предположить, что именно по этой причине L связался с ней, а не с директором бюро, но всё это было слишком внезапно. Ей даже не дали времени подумать - хотя его и хватило, чтобы озадачиться вопросом, почему L взялся за расследование, которое не заинтересовало бы и ФБР. Впрочем, Мисора не надеялась, что L ответит на этот вопрос через компьютер.
Она посмотрела на часы - оставалась одна минута.
"Хорошо, я буду помогать Вам по мере своих возможностей", - напечатала Мисора и тут же получила ответ:
- Благодарю. Я знал, что Вы согласитесь. - Правда, особой благодарности слышно не было, хотя это можно было списать на искусственную природу голоса.
- Я объясню, как мы будем связываться в дальнейшем. У нас очень мало времени, так что буду краток. Во-первых...

Во-первых, ей нужно было узнать основные детали Лос-Анджелесских убийств ББ. 31 июля 2002 года мужчина по имени Белив Брайдсмейд был убит в спальне своего небольшого дома, расположенного на Инсист-стрит, в Голливуде. Он жил один и был внештатным журналистом, пишущим для многих журналов под разными именами. Брайдсмейд снискал некоторую известность в этой сфере - обычно такая формулировка ровным счётом ничего не значит, но в данном случае она была действительно уместна. Его задушили. Сначала усыпили с помощью какого-то наркотического препарата, затем убили, воспользовавшись удавкой. Признаков борьбы не наблюдалось - по всем параметрам это было безукоризненно совершённое преступление. Второе убийство произошло спустя четыре дня, 4 августа, на этот раз в центре города, в апартаментах на Третьей авеню, и жертвой была некая Квотер Квин. Она была избита до смерти, её череп проломлен спереди тяжёлым продолговатым предметом. Точно так же, как и в предыдущий раз, одурманенная жертва была без сознания на момент смерти. Что приводило к выводу, будто орудовал один убийца? О, каждый, кто побывал на месте преступления, сразу же подмечал связь.
К стенам обоих помещений были пригвождены соломенные куклы вуду - они назывались Вара Нингё.
Четыре на Инсист-стрит.
Три на Третьей авеню.
Все прибиты гвоздями.
О Вара Нингё говорили в новостях, так что существовала вероятность убийства-подражания, но было ещё несколько совпадений, которые навели полицию на мысль о серии. Правда, в таком случае оставалась проблема: при жизни Белива Брайдсмейда и Квотер Квин ничто не связывало. Они не знали телефонных номеров друг друга, не обменивались визитками, да что там, у Квотер Квин и вовсе не было мобильного или визиток - ей было всего 13. Что у неё могло быть общего с 44-летним профессиональным журналистом? Если связь и существовала, то, скорее всего, через мать девочки, которой на момент убийства не было в городе; но, принимая во внимание разницу между местом жительства и общественным положением этих двоих, было трудно обнаружить что-либо общее. Если пользоваться терминами из старомодных детективов, расследование сосредоточилось на поисках недостающего звена - а девять дней спустя (к тому времени в СМИ уже появилось название "Дело о Вара Нингё"), 13-го августа 2002 года, произошло третье убийство.
На этот раз на стене были две соломенных куклы.
С каждым разом их становилось на одну меньше.
Третье убийство было совершено на западе Лос-Анджелеса, в небольшом доме недалеко от станции Гласс. Жертву звали Бэкъярд Боттомслеш, ей было 26 лет (средний возраст между возрастом первой и второй жертв), она работала банковским клерком и не была связана ни с Беливом Брайдсмейдом, ни с Квотер Квин. Маловероятно даже то, что они могли столкнуться друг с другом на улице.
Бэкъярд Боттомслеш умерла от массивной кровопотери. Удавление, избиение и, наконец, колотые раны, - создавалось странное впечатление, что каждый раз убийца пробует новый способ, при этом не оставляя никаких улик. Всё, что оставалось полиции - искать недостающее звено, но никакой связи между жертвами так и не удалось обнаружить, что было крайне странно для такого типа преступлений. Расследование зашло в тупик - тот, кого они ловили, опережал их на шаг. Я не намерен восхвалять Бейонда Бёздея, но в данном случае не могу не отдать ему должное.
Ах да, помимо Вара Нингё присутствовал ещё один фактор, связывающий эти три убийства: все они были совершены в запертых комнатах, совсем как в старых детективных романах. Полиция не сочла этот момент особо важным, а вот Мисора Наоми сразу обратила на него внимание, когда получила от L файл с подробностями дела.
Она начала собственное расследование на следующий день после контакта с L, 15-го августа. Мисора была отстранена, так что на этот раз действовала не как агент ФБР, а как частное лицо под непосредственным контролем L. У неё не было ни значка, ни пистолета, стало быть, и прав не больше, чем у обыкновенного гражданского, но Мисора не сильно переживала - она никогда не злоупотребляла своими полномочиями.
Впрочем, она была расстроена и обеспокоена, и потому не в лучшей форме для того, чтоб энергично взяться за расследование этого дела; но её эмоциональное состояние было подобно состоянию и самого L. Работа в группе никогда не давалась ей легко - свои способности Мисора лучше всего проявляла в индивидуальных заданиях, когда на неё не давили обязательства перед организацией; так что сейчас она даже немного сожалела о том, что вначале негативно отнеслась к предложению L.
Как бы там ни было, днём 15 августа Мисора Наоми пришла к месту первого убийства, на Инсист-стрит, Голливуд. Глядя на нужный ей дом, который казался слишком большим для одного человека, она достала из сумки телефон и набрала номер. Как ей сообщили, эта линия связи была зашифрована и полностью защищена от прослушивания, то есть безопасна не только для L, но и для Мисоры.
- L, я добралась до места.
- Хорошо, - ответил ей искусственный голос, будто L только того и ждал. Мисоре вдруг стало любопытно, где он сейчас и как обычно ведёт расследование, но в данный момент это всё равно не имело ни малейшей практической ценности.
- Что мне делать?
- Мисора-сан, Вы уже внутри дома?
- Нет. Я направляюсь туда, но пока ещё не проникла во двор.
- Заходите внутрь, там должно быть не заперто - об этом я договорился.
- Благодарю.
Подготовился...
Мисора скрипнула зубами, проглотив едкий комментарий. Обычно она считала предварительные меры действительно важными, но сейчас Наоми было сложно принять, что L так основательно подготовил её визит сюда.
Она открыла дверь и вошла в дом. Жертву убили в собственной спальне; Мисора участвовала во многих расследованиях и по внешнему виду дома могла предположить, где находится нужная комната. В зданиях подобной планировки спальня обычно располагалась на первом этаже, туда девушка и направилась. Уже прошло две недели со дня убийства, но в доме поддерживалась идеальная чистота - нигде ни соринки.
- L, всё же...
- Что?
- Согласно данным, которые я получила вчера - хотя это и без того понятно, - полиция уже изучила место преступления.
- Да.
- И я не знаю, как так получилось, но Вы располагаете подробными отчётами об этом.
- Да.
Помогло, что называется.
- Тогда какой смысл мне здесь находиться?
- Смысл есть, - ответил он, - я рассчитываю, что Вы сумеете обнаружить там что-то, чего не нашла полиция.
- Что ж... понятно.
О да, очевиднее некуда. И в конечном счёте ничего не прояснилось.
- Говорят, что место преступления можно изучать бесконечно, так что ваш визит едва ли можно назвать бессмысленным. Прошло немало времени, и какая-то зацепка могла всплыть на поверхность. Мисора-сан, первым делом нам необходимо найти, что объединяет эти три убийства. Что общего у Белива Брайдсмейда, Квотер Квин и новой жертвы, Бэкъярд Боттомслеш? Или никакой связи нет, и злоумышленник выбирал наугад? Но даже в таком случае в его выборе должна быть определённая логика. От Вас, Мисора-сан, требуется обнаружить отсутствующее звено.
- Понятно...
На самом деле, поняла она только одно: спорить с L бессмысленно, его ответы не станут менее уклончивыми, и он не собирается говорить ей то, что она хочет услышать. Так что Наоми решила не задавать много вопросов, к тому же девушка наконец обнаружила спальню. На двери, открывавшейся внутрь комнаты, был установлен замок с задвижкой.
Подобные замки запирали и двери комнат, где произошли следующие убийства, - может, это и есть связующее звено? Нет, информация об этом и так присутствовала в присланном ей файле. Полиция тоже подметила это сходство. L искал что-то иное.
Спальня Брайдсмейда была небольшой, но мебели здесь было мало, и потому комната не казалась тесной. По центру стояла большая кровать, рядом с ней несколько книжных полок - и всё. Ассортимент литературы был, в основном, представлен книжками с практическими советами о проведении досуга и известными японскими комиксами. Похоже, Белив Брайдсмейд использовал спальню исключительно для отдыха, чётко отделяя его от рабочего времени - подобное не так уж часто встречалось в среде внештатных журналистов. Рассеяно глядя в потолок, Мисора подумала, что кабинет Брайдсмейда, скорее всего, расположен на втором этаже - это можно будет проверить позже.
- Кстати, Мисора-сан, что Вы думаете о преступнике, стоящем за этими убийствами? Я бы хотел услышать Ваше мнение.
- Боюсь, что моё мнение покажется Вам бесполезным.
- Любое мнение полезно.
Неужели?
Наоми ненадолго задумалась.
- Он псих, - ответила она как на духу, не сильно выбирая выражения. Именно такое впечатление сложилось у неё вчера после чтения данных. - Не только потому, что он убил троих людей, но... каждое его действие только усиливает ощущение ненормальности, словно он всё делает напоказ!
- Например?
- Например, отпечатки пальцев. Их не удалось обнаружить ни в одном из случаев, он стёр их все.
- Да, но любой бы догадался убрать свои отпечатки с места преступления.
- Не до такой степени, - раздражённо ответила Мисора, осознавая, что L прекрасно понимает, к чему она ведёт, и просто испытывает её. Не важно, что он при этом говорит - L проверяет, достойна ли она представлять его интересы. - Нормальный человек, который не хочет оставлять свои отпечатки, наденет перчатки или просто протрёт всё, к чему прикасался. А этот тип... похоже, он вытер вообще все отпечатки пальцев, в домах всех жертв. Сначала я подумала, что он мог бывать на местах преступлений так часто, что забыл, к чему прикасался, а к чему нет, но когда я прочитала, что он выкрутил лампочки и вычистил патроны, история представилась мне в новом свете. Разве такого человека можно назвать нормальным?
- Согласен.
Он... согласен?
- L, учитывая всё вышесказанное: если убийца был настолько осторожен, я вряд ли сумею найти здесь какие-то зацепки. Это крайне маловероятно - такие не совершают ошибок.
Вроде той, которую совершила Мисора месяц назад.
- В подобных случаях расследование обычно начинают с поиска допущенной преступником оплошности, и уже от неё отталкиваются в построении версий; но я сомневаюсь, что сейчас мы обнаружим что-нибудь в этом роде.
- Скорее всего, не обнаружим, - сказал L, - но что, если эта была не ошибка?
- Не ошибка?
- Да, что-то, оставленное намеренно. Полиция могла просто не заметить, так что у нас есть шанс.


Примечания:
Вара Нингё - яп. 藁人形 (букв. "соломенная кукла", "фигура из соломы"; "нг" произносится скорее как носовое ) - традиционные японские куклы угадайте из чего. Выглядят вот так.
Обычно считается, что Вара Нингё используются в обряде проклятий Усинококу - для этого куклу протыкают 15-сантиметровым гвоздём госун-куги (возрадуйтесь, внимательные читатели Ранмы, как возрадовался я!), иногда предварительно запихав внутрь прядь волос или фотографию предпологаемой жертвы. Делать это необходимо обязательно во дворе синтоистского храма в два часа ночи (собственно, название обряда буквально переводится как "два часа утра"). Для надёжности гвоздь следует забивать молотком прямо в грудь кукле, тогда жертва проклятия умрёт от сердечного приступа. Лайту повезло, что у него была Тетрадь.
Также существуют сведения, что Вара Нингё используются и в более мирных целях, для защиты от злых духов - в таком случае жрец синто переносит проклятие с живого человека на куклу.
Во всяком случае, Вара Нингё известны ещё с периода Камакура (1185-1333) и популярны (в качестве сувениров... и не только) по сей день.

4. HNN - вероятно, обозначает телевизионную сеть CNN, один из проектов которой, Headline News иногда аббревиируют как HNN (хотя чаще так сокращают проект History News Network, не имеющий ничего общего с освещением текущей криминальной хроники).

5. На самом деле, улицы Инсист-стрит нет не только в Голливуде, но и нигде в мире, а Третья Авеню расположена в Нью-Йорке. Станции метро под названием Гласс тоже, по всей видимости, не существует, хотя есть одноимённый стекольный магазин в Огайо (за эту рекламу мне не заплатили ни цента). Бэкъярд Боттомслеш обитала в так называемом "таунхаусе" - доме, составляющем часть сплошного ряда домов с общими боковыми стенами (дом ленточной застройки): вот таком или, может, таком.

6. Дверной замок с задвижкой выглядит примерно так или вот так. Подобная конструкция позволяет легко закрыть комнату изнутри одним поворотом этой самой задвижки. Судя по описанию, отверстия для ключа с другой стороны не предусмотрено.


Дальше: Страница 1: Послание (часть вторая)

@темы: новелла